Ринат (rinat70) wrote,
Ринат
rinat70

Техники переименования (Симорон)

ПЕРЕИМЕНОВАНИЕ С ПОИСКОМ КОРНЯ

Зри в корень.
Козьма Прутков



Долго ли, коротко ли летел Федор на ковре. Он был опьянен успехом и не заметил маленькое пятнышко в чистом небе. Вскоре пятнышко превратилось в облачко. Увидев его, Федя испытал легкую досаду, но тут его внимание отвлекла Баба-Яга, с гомерическим хохотом пронесшаяся в ступе с реактивным двигателем.
«Хорош движок, 27 драконьих сил. Эх, мне бы такой», – подумал Федор и поежился от сильного порыва ветра. Подняв голову, он увидел зловещую грозовую тучу. Хлынул ливень. Ковер промок и стал стремительно терять высоту. Федю спасло только то, что он шел на бреющем полете и вовремя успел спрыгнуть в подвернувшийся стог сена.
Пока Федя приходил в себя, дождь кончился, и поляну заволокло густым туманом. И почудилась Феде в очертаниях тумана знакомая фигура Дундусы.
– Что, голубчик, опять завихрился?! – съязвила она.
Федя приготовился к очередному внушению. И Дундуса привычно загнусила свое повествование.
– Когда я ходила в девках, мои родители купили дачу. Там был замечательный огород, но в одном месте рос хрен с огромными листьями. Каждую неделю я выдергивала листья, но они отрастали вновь. Тогда я замыслила удалить корень и выкопала глубокую яму. Корешок был тоненький и обломился. “Ну и хрен с ним”, – подумала я. Все лето не было хреновых листьев, и я забыла о них. Следующей весной я приехала на дачу и ахнула. Меня встретили пять хреновых побегов вместо одного. Я поняла, что нужно докопаться до самого начала, иначе хрен заполонит весь огород. С особой осторожностью я докопалась до того места, где структура грунта не была нарушена корневой системой. На этом месте я посадила яблоню, и до сих пор она дает невиданный урожай несколько раз в год.
Туман рассеялся, и Федя подумал: «Чудится всякая галиматья! Наверное, контузило при падении».
Но внушение Дундусы внедрилось в его подсознание, и он начал перебирать транспортные неудачи в своей жизни. Федя почувствовал, что погружается все глубже и глубже в прошлое.
Он вспомнил яркий эпизод из детства. Когда Феде было три года, папа смастерил ему самокат на подшипниках. Федя вырулил на дорогу, где встретил соседского Гришку. На просьбу Гришки прокатиться Федя ответил отказом и поехал дальше. Как черт из табакерки, на дорогу выскочил домовой Кузя и отобрал самокат. Федя пришел домой зареванный, а отец его вдобавок выпорол.
«Зря не дал Гришке покататься», – сделал вывод Федор. Он представил, как дает Гришке самокат. Гришка предлагает поехать на речку, чтобы погонять с горки. Федя пережил неповторимое чувство свободы и скорости, которыми сопровождался спуск с горки.
В ту же минуту Федя уловил странный шум. Из-за соседнего стога сена показалась русская печь, на которой возлежал мужик в треухе:
– Подвезти, что ль?
– Благодарствую.
– Ложись, вдвоем веселее.
Под звуки балалайки и удалых песен печка скрылась из вида.

Рассмотрим ситуацию третьей стадии, когда сигнал подошел к вам вплотную. Возьмем случай из практики симоронистки Вари.
– Я пришла домой 23 февраля, а мой сын сидел с дружками и распивал вино. Это меня очень встревожило. Стала искать эпизод, когда я в первый раз испугалась пьяного человека. Вспомнился момент, когда мне было три года. Я помню все очень подробно. Мы ждем отца, сестра делает уроки, бабушка готовит. Отца все нет и нет. Бабушка говорит, что, наверное, он придет пьяный. И продолжает: «Вы вечно виснете на отце, нет, чтобы ему сказать: ах ты такой-сякой! Соседский мальчик сказал, и его отец две недели не пьет!»
Приходит отец, и мы ему говорим то, чему научила бабушка. Начался скандал. Отец замахнулся на маму, и она убежала. Затем он бросил в бабушку пальто, чтобы замолчала. Сестра сказала ему что-то обидное и убежала, а я сижу на стуле. И хотя я очень любила папу, я ему сказала, что он – пьяная свинья. Он подошел ко мне и замахнулся.
Я мысленно переиграла ситуацию – уговорила бабушку испечь пироги, и мы встретили его с пирогами. Я стала повторять имя: “Я та, кто встречает папу с пирогами”. Мой сын постепенно перестал встречаться с пьющими ребятами, а затем поступил в институт, и у него появились новые друзья.

Прокомментируем этот рассказ. Диагностическое имя Вари: “Я та, кто встревожена выпивками сына”. Чтобы разрешить проблему с выпивками, Варе не обязательно переименовывать всех пьяных людей (сигнализаторов проблемы) в ее жизни, которые произвели на нее впечатление. Ведь на это могут уйти годы. Можно применить симоронскую технику поиска корня – найти самого первого сигнализатора и протранслировать ему симоронское излучение. Если я сделаю это качественно, то он передаст по всей цепи сигналов: “Ребята! Это наш, пропустите его”. И все часовые, которые стоят в этом лабиринте, пропустят меня.
Если сразу не удается отыскать корень, я исследую цепочку сигналов, начиная с последнего. И постепенно, развязывая узелок за узелком, прихожу к первому подобному событию в своей жизни. Варя вспомнила первый пропущенный сигнал – приход домой пьяного папы. Она могла поступить двумя способами.
Первый способ. Задача – найти благодарственный поступок (то есть действие, выражающее трансляцию симоронского излучения сигнализатору) по отношению к сигнализатору (папе), относящийся к тому же времени, что и корневой эпизод. Так как папа сильно напугал Варю, то он нуждался в спокойствии. Например, Варя могла вспомнить, что на папин день рождения нарисовала для него картинку. На ней мама, бабушка и папины друзья вручали ему цветы, воздушные шарики и другие подарки. Папа был очень растроган подарком и хранит рисунок до сих пор. Благодарственный поступок Вари включается в формулу переименования: “Я та, которая рисует день рождения папы”.
Второй способ. Варя мысленно возвращается в преддверие корневого эпизода, когда еще все безоблачно, когда ничего не предвещало драмы. Нужно разыграть события по новому сценарию, выдать сигнализатору спокойствие. Варя уговаривает бабушку испечь пироги и встретить папу с пирогами, что и было зафиксировано в новом имени.
В новом сценарии Варя не ждет, пока кто-то другой изменит ситуацию, а сама предпринимает активные действия, чтобы подарить папе спокойствие. К примеру, она могла бы представить, что бабушка увлеклась радиопередачей о воспитании детей, одумалась и сказала: “Ой, что это я! Родителей надо почитать”, – и папу встретили бы уважительно. В этом примере Варя пассивна, зависит от обстоятельств и складывает с себя симоронские полномочия. Напротив, в эпизоде с пирогами Варя – главное действующее лицо, транслятор симоронского излучения.

Второй способ переименования (не всегда в симоронском варианте) часто использовали герои фильма “Назад в будущее”. Варя предпочла этот способ, хотя оба метода равноценны. Федор, дав Гришке самокат, тоже использовал его. Если кому-то трудно вспомнить благодарственный поступок, то применяется метод “назад в будущее”.
Человечество поддерживает очень сильную веру в причинно-следственную связь событий. Поэтому техника переименования с поиском корня (причины) весьма эффективна. Она часто используется в психотерапии и является, по-видимому, одной из древнейших. В книгах Карлоса Кастанеды описана одна из базовых техник Дона Хуана – перепросмотр, по существу являющийся схожей техникой.
С.К.Кинг в книге “Городской шаман” приводит несколько примеров применения похожей техники. Невероятный случай произошел с жительницей Калифорнии, которая сильно обожгла ногу о выхлопную трубу мотоцикла. Ожог долго не заживал. Она представила благополучный исход события (без касания выхлопной трубы), прокрутила его в воображении сорок раз и получила впечатляющий результат – тяжелая рана затянулась за три дня.
Отметим, что многие идеи и техники этой замечательной книги перекликаются с симоронскими.
В нейро-лингвистическом программировании (НЛП) широко используется похожая техника “изменение личностной истории”. В последнее время в России идеи кармы, благодаря господину С.Н.Лазареву, стали внедряться в обыденное сознание. Техника переименования с поиском корня, фактически изменяющая карму, встречает понимание и принятие. Отметим, что варианты переименования с поиском корня являются основными в холодинамике и дианетике.
Эффективное использование техники поиска корня основано также на том, что человек последовательно вспоминает яркие картины собственной жизни, как правило, глубоко погружаясь в детство. И испытывает вновь те острые и насыщенные эмоции, которые можно пережить лишь ребенком.
Сделаем несколько замечаний для тех, кто захочет применить технику переименования с поиском корня в работе с заказчиком*. Все начинается с того, что человек излагает проблему. Затем следует отыскать более ранний эпизод его жизни, похожий на проблемный. Потом еще более ранний, и так до тех пор, пока не будет найден эпизод, за которым не видно предыдущего. Этот эпизод считается корнем сегодняшней проблемы. Как правило, корневые эпизоды располагаются в раннем детстве. Чтобы помочь человеку вспомнить корень, можно рассказать несколько историй о том, как другие вспоминали корневые эпизоды. Причем, следуя сложившимся канонам, можно рассказать несколько историй, вложенных одна в другую (так называемая спираль Милтона Эриксона). Пример работы по изложенному плану описан в рассказе “Так с беременными не поступают!”.

ПЕРЕИМЕНОВАНИЕ АКТУАЛЬНОГО СИГНАЛА

– Все на ней вкривь и вкось! – подумала Алиса, глядя на Королеву…
– Разрешите, я поправлю вам шаль, – сказала она вслух. – Она съехала на бок… А волосы! В каком они виде!..
Алиса осторожно вытащила щетку и, как могла, причесала Королеву.
Л. Кэрролл. Алиса в Зазеркалье

Едут Федя с Емелей на печке.
– Как отыскать мне принцессу? – спросил Федор.
– А на кой ляд она тебе?
– Влюбился во Фросю, и без нее мне свет не мил, – ответил Федор.
Видя, что Федя пленен очередным миражом, опытный волшебник понял, что брать того в ученики для передачи знаний рановато.
«Обучу я его хотя бы работе с актуальным сигналом», – подумал Емеля.
– Иди, Федя, по этой тропинке. Увидишь терем – не терем, избу – не избу. Там найдешь то – не знаю что. Если тебе удастся взять это с собой, то оно поможет найти принцессу.
Федор обнял Емелю, слез с печки и зашагал по тропинке. Она привела его к избе без окон, без крыльца. Он туда вошел и спрятался за печью. Вдруг входит в избу мужичок с ноготок, борода с локоток. Да как крикнет: “Эй, сват Хрон, есть хочу!” Откуда ни возьмись, появляется стол накрытый, на нем бочонок пива да бык печеный, в боку нож точеный. Мужичок сел возле быка, вынул нож точеный, начал мясо порезывать, в чеснок помакивать, покушивать, да похваливать. Обработал быка до последней косточки, выпил целый бочонок пива. “Эй, сват Хрон, убери объедки!” Стол пропал, как и не бывало.
Федя дождался, когда уйдет мужичок. Вышел из-за печки, набрался смелости и позвал:
– Сват Хрон, покорми меня…
Откуда ни возьмись, появился стол, на нем разные кушанья, закуски и заедки, вина и меды. Сел Федя за стол и говорит:
– Сват Хрон, садись со мной, станем есть-пить вместе.
Отвечает ему невидимый голос:
– Спасибо тебе, добрый человек. Столько лет я здесь служу, горелой корки не видывал. А ты меня за стол посадил.
Смотрит Федя и удивляется: никого не видно, а кушанья со стола словно кто метелкой сметает. Вина и меды сами в рюмку наливаются – рюмка скок да скок.
– Сват Хрон, покажись мне…
– Нет, меня никто не может видеть, я то – не знаю что.
– Сват Хрон, хочешь у меня служить?
– Отчего не хотеть? Ты, я вижу, человек добрый.
И отправились они дальше вместе.

Техника поиска корня, изложенная выше, предполагает долгое и трудоемкое исследование, погружение в прошлое. И не всегда можно с уверенностью найти источник – первый пропущенный сигнал. В этом случае можно применить технику переименования актуального сигнала. Последний актуальный сигнал в череде вихревых наслоений содержит всю информацию предшествующих сигналов – он вырос из них как их продолжение, их наследник. Если я качественно переименовываю актуальный сигнал, находящийся передо мной, то выхожу из тесных объятий вихря. Но для этого нужно проделать определенную работу.
Предположим, Иван Иванович занял у меня крупную сумму денег и полгода не отдает их. Из-за этого я потерял сон и аппетит. Это сигнал третьей стадии, он вошел в мое личностное окружение.
Иван Иванович лишает меня душевного покоя, равновесия, значит, именно этого ему не хватает. Я наблюдаю, в чем конкретно проявляется недостаток душевного равновесия Ивана Ивановича. Допустим, что он весь измят, неухожен, недобрит. На столе у него беспорядок, телефонная трубка три дня назад снята с аппарата. Глаза дергаются, левый ус висит. И я начинаю распечатывать свои дырочки, транслировать ему благодушие. Я говорю (про себя, разумеется, хотя, если он готов, можно и вслух):
– Я выглаживаю твои брюки. Я брею тебя. Навожу порядок на столе. Я кладу трубку на телефонный аппарат. Я смазываю веко женьшеневым кремом. Подкручиваю ус. Я завариваю свежий чай (вместо заплесневелого, который стоит неделю).
И я замечаю – какое-то из моих предложений принято (если я выдал достаточный набор). В тот момент, когда я сказал: “Подкручиваю твой левый ус”, он мог улыбнуться, или сесть поувереннее, или облегченно вздохнуть. Стало быть, я протранслировал ему душевный покой, и он его почувствовал. Я ввожу это в формулу: “Я тот, кто подкручивает левый ус Ивану Ивановичу” и начинаю ее печатать (необязательно в его присутствии) до тех пор, пока внешние обстоятельства не покажут мне, что ситуация разрядилась. В чем это может выражаться? Иван Иванович может отдать мне долг, либо я получу большую премию, либо выплатят задолженность по зарплате, либо деньги отменят и так далее. 
Наш герой Федор смог разгадать и удовлетворить потребность свата Хрона в душевном комфорте, которого тот не получал в течение многих лет. Симоронское имя Федора звучит примерно так: “Я тот, который угощает свата Хрона”.
Приведем типичный пример работы с актуальным сигналом.
– Поздней ночью я вез семью домой и нарушил правила: ведь ночью – ни машин, ни тем более гаишников. Я диву дался, когда, откуда ни возьмись, возник инспектор с полосатым жезлом. Он показал остановиться. Я поблагодарил (про себя) инспектора и заметил, что ему холодно стоять в ботинках. На улице был сильный мороз, и инспектор неосознанно исполнял чечеточку – у него замерзли ноги. Я мысленно предложил ему летные унты, отороченные оленьим мехом, и стал повторять имя: “Я тот, который дарит унты инспектору”. Он отпустил меня, слегка пожурив.

ПЕРЕИМЕНОВАНИЕ С ПОИСКОМ СИМОРОНСКОГО СЛЕДА

Когда вы смотрите на пепелище, смотрите внимательно.
Д. Чопра. Путь волшебника

Если ты оказался в темноте и видишь хотя бы самый слабый луч света, ты должен идти к нему, вместо того чтобы рассуждать, имеет смысл это делать или нет. Может, это действительно не имеет смысла. Но просто сидеть в темноте не имеет смысла в любом случае.
В. Пелевин. Затворник и Шестипалый

И обратился Федор к своему невидимому спутнику:
– Помоги мне найти принцессу, сват Хрон.
– Знает про то одна старая лягушка, живет она в болоте триста лет. Отправляйся к ней, мне там делать нечего. Есть у меня в тридевятом царстве тетка. Она дама сенситивная и сегодня прислала телепатическое сообщение – просит проведать. Отпусти меня, Федя, а коль понадоблюсь, позови меня по имени и я тебя разыщу.
– Ступай, сват Хрон.
И отправился Федор на Нижне-Варгунское болото. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Долго ли, коротко ли брел Федя, пришел к болоту и стал звать:
– Бабушка, лягушка-скакушка, жива ли?
– Жива.
– Выдь ко мне из болота!
Старая лягушка выползла из болота.
– Знаешь ли, где найти принцессу Фросю?
– Проводила б я тебя, да больно стара стала, мне туда не допрыгать. Да и река огненная путь преграждает. Через нее ни зверь не перескочит, ни птица не перелетит. Одна я могла через нее перепрыгнуть, когда комсомолкой была.
– Расскажи мне о своей жизни, ты ведь много повидала.
– Давно я голодаю, совсем силы потеряла. А ведь было время – посидишь в парном молочке, подзарядишься энергией и можешь прыгать хоть на край света. Да где же его взять, молочко-то. Пока до деревни допрыгаешь, околеешь.
Пошел Федя в деревню, надоил молочка и принес его в горшочке. Посадил туда лягушку-скакушку и пошел с нею к огненной реке. На берегу вынул Федор лягушку из горшочка и положил наземь.
– Ну, добрый молодец, садись теперь мне на спину.
– Что ты, бабушка, эка маленькая: чай, я тебя задавлю!
– Не боись, не задавишь. Садись, да держись крепче.
Сел Федя на лягушку-скакушку. Начала она дуться. Дулась-дулась – сделалась словно стог сена.
– Крепко ли держишься?
– Крепко, бабушка.
Опять она дулась-дулась – стала выше темного леса, да как скакнет! И перепрыгнула через огненную реку.
– Вот мы и на острове Буяне, Федя. Отсюда до принцессы рукой подать.

Техника переименования с поиском симоронского следа построена на основе фундаментального симоронского принципа: в любой проекции всегда находится элемент созидания. В каждом разрушительном явлении можно найти искорку Симорона – симоронский след. Например: засыхающее дерево, а у него мощные корни; у собаки лишай, но она вожак стаи; машина с разбитым стеклом, но это “Победа”.
Я нахожу этот след – остаточный резерв симоронской силы, природных прав. Как профессионального следопыта он выведет меня к искомому имени. В наших примерах эти имена звучали бы примерно так: “Я тот, кто выпускает мощные корни”, “Я тот, кто руководит стаей” и так далее. В качестве примера приведем историю из жизни симоронистки.
– Еду в метро. В конце вагона сидят двое бездомных грязных мужиков с деревянными палками, в рваных пальто, но в руках оба держат по толстенной книге и вроде бы с увлечением читают. Входит третий бездомный и идет вдоль вагона. Вид его ужасен. Он не только грязный, но и побитый: под глазом синяк, голова бритая, на ней порезы и следы запекшейся крови. Останавливается напротив меня, и я, забыв обо всем, даю ему денег.
Два других бомжа открывают дискуссию, что им не легче, а почему-то им денег никто не дает, и они не пали так низко, чтобы просить подаяние. Понимаю, что я поддалась на провокацию – меня поймали на жалости. Народа в вагоне мало, шум раздражает всех, и бомжей просят угомониться. Сразу нахожу симоронский след – бомжи, а книги читают, да такие толстые. Печатаю имя: “Я тот, который читает толстенную книгу”. В вагоне тишина. Побитый бомж сел возле входа на корточки и не просит ни у кого денег, двое других взялись за книжки и читают.

Эта техника часто используется симоронистами для работы с заказчиком. Приведем короткий пример.
Передо мной подчиненный, то и дело уступающий деспотичному начальнику. Но по некоторым вопросам у него есть собственные суждения, которые он высказывает вслух, это – симоронский след. Надо его расширить. Я его спрашиваю: какие именно суждения он высказывал? Заказчик сообщает, что при работе над одним документом у него была масса идей. Почти все начальник отверг, а двадцать седьмой параграф был принят в редакции заказчика. Симоронский след расширен до симоронского имени: “Я тот, который изменяет двадцать седьмой параграф”. Если это имя построено точно в соответствии с внутренними ожиданиями сигнализатора (начальника) – он “замурчит”.
Дадим необходимые пояснения. Человек излагает проблему. Надо дать ему выговориться, позволить самому обнажить симоронский след. Как только в рассказе заказчика обнаружится симоронский след, я обращаю его внимание на это, пытаюсь расширить след до симоронского имени, которое составляется на основе конкретного поступка заказчика. Печатая полученную формулу, он раздувает искорку симоронского следа в пламенный костер, и его проблемная ситуация разрешается.

ПЕРЕИМЕНОВАНИЕ ЧЕРЕЗ ТРЭК

Алиса поглядела кругом на цветы и травы, но не увидела ничего подходящего. Неподалеку стоял гриб – большой, почти с нее ростом. Она заглянула за него, и под него, и по обе стороны от него. Тут ей пришло в голову, что, если уж на то пошло, можно посмотреть, нет ли у него чего-нибудь на шляпке? Она поднялась на цыпочки, заглянула наверх – и встретилась глазами с огромной синей гусеницей. Та сидела, скрестив на груди руки, и томно курила кальян, не обращая никакого внимания на то, что творится вокруг.
Л. Кэрролл. Приключения Алисы в Стране Чудес

Тем временем принцесса вся измаялась, и стали ее одолевать мрачные думы:
– Что если меня никто не найдет и пройдут мои лучшие годы в этой дыре?
С потолка пещеры монотонно капала вода, и под эти звуки принцесса провалилась в сон. Приснилось ей, что нашло ее чудовище: руки кривые, со звериными когтями, ноги лошадиные, спереди и сзади горбы верблюжьи, весь мохнатый, изо рта торчат кабаньи клыки, нос крючком. Закричала Фрося истошным голосом и всплеснула руками белыми:
– Всю жизнь мне теперь с этим чудищем мучиться! Лучше брошусь под электричку, чем жить с ним!
Погоревала так принцесса, да делать нечего – завтра свадьба. Стала она себе рефрейминг делать:
– А может, есть в нем позитивная спецификация?
Присмотрелась она к чудищу и заметила, что у него глаза добрые. И светятся они внутренней улыбкой. И эти глаза стали оказывать на Фросю суггестивное воздействие. Чудище трансформировалось сначала в светящийся кокон, а затем в нового русского. Он был в малиновом смокинге с золотыми пуговицами, да весь в золотых цепях и перстнях, с модным ежиком на голове. С победным криком: “Банзай!” бросилась она на шею бывшему чудищу и поцеловала его сахарными устами. И произошло второе преображение. Новый русский превратился в такого молодца, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Проснулась принцесса, а перед ней стоит добрый молодец из ее сна. Конечно, это был Федор.

Если в данный момент я как личность гармоничен, то картины на втором и на третьем экранах подтверждают это. Закрыв первоэкранную дырочку, породив несовершенную проекцию на втором экране, я протранслировал ее разрушительные черты и на трэк. Например, если передо мной – хронический больной, то на трэке он может выглядеть (напомним, что слова “видеть”, “наблюдать” и так далее применительно к трэку означают “рисовать”) как засаленное, обтрепанное пальто, с прожженной дырой. Трэковский образ сигнализатора называется диагностическим образом. В принципе, симоронавт не занимается диагностикой, и этот образ используется как вспомогательный на стадии обучения работе с трэком.
Существуют два варианта техники переименования через трэк – с использованием диагностического образа и без него.
Первый вариант. Отталкиваясь от второэкранного образа сигнализатора или звука его голоса, как от трамплина, я рисую на трэке диагностический образ. Допустим, это – прожженное пальто. Я не стану исправлять, переделывать диагностический образ, не стану пришивать заплату, отдавать пальто в химчистку и так далее. Я нахожу позитивный элемент – рисую симоронский след. Я могу увидеть выглядывающий из кармана пальто уголок бумажного листа с рецептом малиновой настойки. Я расширяю симоронский след – готовлю напиток и ввожу это в формулу переименования: “Я тот, который делает малиновую настойку”.
Второй вариант. Используя информацию от сигнализатора, я сразу рисую на трэке симоронский след, то есть картинку, которая мне нравится, например негра, играющего блюз на пластилиновом рояле. Затем я составляю симоронское имя: “Я тот, который играет блюз на пластилиновом рояле”.
Научившись уверенно работать с трэком, симоронисты обычно используют второй вариант. На самом деле этот вариант практически не отличается от первого, только поиск симоронского следа происходит очень быстро, незаметно для себя.
По традиции, приведем пример переименования через трэк (по второму варианту).
– Каждый вечер в течение нескольких лет за стеной у соседей начиналась очередная пьянка, там был притон. Я со страхом ожидала наступления вечера и долго не могла заснуть. Многочисленные обращения в милицию не принесли результата.
Однажды я пришла на симоронский семинар и познакомилась с техникой переименования через трэк, которую решила применить к моей проблеме. Стартовав с пьяных голосов, которые звучали в голове, я увидела на трэке симоронский след – толстый китайский карандаш. Одна половина карандаша была синяя, а другая – красная. Я мысленно заточила красную половинку карандаша и получила имя: “Я та, которая затачивает красный конец карандаша”. К моему неописуемому изумлению, ночные гулянки прекратились в тот же вечер, а соседи-пенсионеры просто перестали пить.

Если эту технику применять при работе с заказчиком, то выход на трэк* легче всего осуществить, стартуя с его “исповеди”. Причем я не вникаю в смысл рассказа, а слушаю мелодию и ритм его речи, тон голоса. Это позволяет мне более чисто выйти на трэк, не затыкая первый экран пробками сочувствия, сострадания, жалости и так далее.
Техника переименования через трэк предпочтительна в тех случаях, когда необходимо быстро переименовать сигнал или когда информации о нем недостаточно. Допустим, я еду на важную деловую встречу и мой автомобиль попадает в пробку. Времени на поиск корня у меня нет, отыскать симоронский след сложно, и тогда я работаю через трэк. Другой пример. Человек жалуется на болезнь. Обнаружить в его исповеди симоронский след никак не удается, потому что больной слишком увлечен живописанием недуга. Вспомнить корневой эпизод он не может, работа с актуальным сигналом тоже затруднительна. Я бросаю взгляд сквозь него на трэк и переименовываю этого человека.

КУРС НАЧИНАЮЩЕГО ВОЛШЕБНИКА
Вадим ГУРАНГОВ и Владимир ДОЛОХОВ


Tags: жизнь, симорон
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments