Ринат (rinat70) wrote,
Ринат
rinat70

Categories:

Техника благодарения (Симорон)

Взяток не берем, а благодарности принимаем.
Русская поговорка

Не существует такой проблемы, в которой бы не было бесценного дара для тебя. Ты создаешь проблему, потому что эти дары тебе крайне необходимы.
Р. Бах. Иллюзии

Федор очнулся. Постепенно пятно перед ним собралось в знакомое морщинистое лицо Дундусы.
– Ну что, милок, покуролесил?! – спросила старуха. – А теперь внимательно послушай, что я тебе расскажу.
Однажды мой племянник, молла Насреддин, никак не мог сдвинуть с места своего осла, который остановился на полдороги в Мекку. В изнеможении он прилег под инжирным деревом, вблизи бахчи. Молла смотрел на арбузы и дыни, на инжирное дерево, под тенью которого лежал, и размышлял:
– Как в этом мире все устроено шиворот-навыворот. На малюсеньких кустиках растут здоровенные арбузы и дыни, а на таком огромном дереве – маленький инжир.
Молла был в глубоком раздумье, и вдруг с дерева ему на голову упал инжир. От неожиданности он вскочил на ноги и посмотрел наверх. Огромная обезьяна готовила целую горсть плодов для броска. Молла начал вдохновенно благодарить ее:
– Благодарю тебя, обезьяна, за то, что ты показала мне, что если бы все мои желания исполнялись, то сейчас я не смог бы тебя поблагодарить. Вместо этого я бы лежал погребенный под грудой арбузов и дынь. Чем я могу отблагодарить тебя?
Обезьяна прислушалась к пламенной речи, но продолжала держать горсть инжира. Тут великий симоронист всех времен и народов выудил из складок халата четки и бросил их обезьяне. Обезьяна ловко поймала четки и сразу нацепила их на шею. Инжир выскользнул из ее руки и привлек внимание осла, который подбежал и принялся его есть. В озарении молла воскликнул: “Эврика!”
Так появилось гениальное изобретение, позволяющее управлять упрямыми ослами. Вскоре можно было наблюдать это изобретение в действии. Осел увлеченно трусил за клоком сена, который маячил на палке перед его мордой, а палка крепилась к ослу.
На этих словах Дундуса начала медленно превращаться в радужное облачко, которое затем растворилось. В голове Федора долго звучало ее напутствие: “Не отступай и не сражайся, будь в нуле!”
Федор проснулся и увидел все тот же замшелый валун. Не успел он окончательно прийти в себя, как послышался дикий гвалт и треск веток. На тропинку выкатился мохнатый клубок, оставляя по пути клочья шерсти. Докатившись до Федора, клубок распался, и перед ним оказались два черта. Прекратив драку, они радостно завопили:
– Сейчас мы тебя зажарим, человече!
Рука Федора привычно потянулась к сабле. Увидев его движение, черти дико загоготали. Старший достал из кармана игрушечную гаубицу. В мгновение ока она выросла до натуральных размеров.
– Тебе ли, Федюня, с нами тягаться? Ты естеством, а мы колдовством, – молвил младший.
Федор понял, что убежать тоже не удастся. Он вспомнил сон, и внутри него голос Дундусы повторил напутствие: “Не отступай и не сражайся, будь в нуле!” Федора осенило – нужно уладить конфликт чертей:
– Стойте, окаянные! Чего деретесь?
– Помер у нас отец и оставил в наследство золотой песок. Так поделить не можем.
– Это не беда. Знаю, как вам помочь.
– Если обманешь, съедим. А если поможешь, одарим.
Федя хитро прищурился, глядя на старшего, и предложил тому поделить золотой песок поровну. Черт быстро разделил золотишко. Затем Федор предложил младшему выбрать понравившуюся кучку. В результате оба черта остались довольны.
– Да ты прям Соломон! – обрадовались черти и провалились сквозь землю. А на их месте появился новенький, пахнущий свежей краской ковер-самолет. Взмыв в воздух, Федор обратил внимание на надпись, вспыхнувшую на ковре: “Всегда есть выход”.

Эта аллегория приведена для иллюстрации симоронского подхода к работе с препятствиями. Давайте разберемся, как мы пытаемся справиться с жизненными проблемами. Возьмем типичный пример. Предположим, что я иду по темной улице и вижу, что на моем пути стоит подозрительный мордоворот. Появляется страх. В воображении мгновенно прокручивается фильм, как мордоворот пристает ко мне: “Кошелек или жизнь?!” Я уже проигрываю возможные реакции – отдать деньги, дать в торец или развернуться и убежать. Во всех вариантах могут возникнуть проблемы. Кровные деньги отдавать жалко, в торец можно и самому схлопотать и мордоворот (назовем его Иван) может оказаться рекордсменом района по бегу. Что делать? Или словами Гамлета: “Быть иль не быть – вот в чем вопрос. Что благороднее: сносить удары неистовой судьбы (отдать деньги) – иль против моря невзгод вооружиться (газовым баллончиком)?”
Для симорониста подобный вопрос бессмысленен, потому что мордоворота породил он сам. Иван показывает, что симоронист вышел из состояния парения и отдаляется от этого состояния. Чем дальше от состояния парения, тем более угрожающе выглядит ситуация на втором экране. Мордоворот подобен красному бакену, предупреждающему: “Стой! Куда прешь?! Впереди мель! Вернись в русло реки!”
Может ли симоронист быть неблагодарным за такое сообщение?
Напомним, что пока ничего не произошло, мордоворот далеко от меня. Может быть, он меня даже не заметил.
Мы подошли к одной из центральных идей Симорона – идее благодарения. Симоронист, увидев мордоворота в темном закоулке, произнес бы примерно следующее (не обязательно вслух!):
– Я благодарю тебя, Ванечка, за то, что ты предупреждаешь меня, что я вышел из состояния гармонии. Поэтому ты и возник на моем пути. Мне нужно разобраться с тобой, иначе тучи сгустятся, и меня окружат плотной толпой ужасные проекции. И в итоге я могу превратиться в одну из них.
Это один из бесконечного числа возможных монологов благодарения. Если бы мы стали писать монолог спустя десять минут, то он был бы совсем другой. Система Симорон – не догма, а руководство к действию.
Монолог благодарения – это первая часть акции благодарения, и его произнесение может сразу разрядить ситуацию. К примеру, мордоворота может кто-нибудь позвать; мимо может проехать милицейская машина; из соседнего подъезда могут выйти мои друзья; между нами может завязаться диалог, и неожиданно выяснится, что я с Иваном ходил в один детский сад и т. д.
Монолог благодарения предотвращает дальнейшее ухудшение ситуации. Теперь достаточно протранслировать Ване симоронское излучение. Я задаю себе вопрос: чего мою личность лишает мордоворот-Иван (см. раздел “Симоронские принципы…”)? Если я испугался, значит, меня лишают спокойствия, смелости. А если бы Ваня покушался на мое здоровье, или эмоциональное равновесие, или уверенность, то как раз этого Ване и не хватает, и моя задача выдать ему это. В нашем случае Ваня нуждается в спокойствии и смелости. И если он их получит, препятствие исчезнет или ослабнет. Как это сделать? На какой тарелочке, в какой таре это передать? Необходима упаковка*, доступная для нас и приемлемая для получателя. Причем каждый раз, в каждом конкретном случае – иная, незаменимая. Очевидно одно: тара для таких вещей, как смелость и спокойствие, не может быть сделана из досок или металла. В Симороне предлагается изящное решение. Я транслирую Ване это излучение в виде картинки, образа.
На что обращает внимание покупатель при выборе подарка? Правильно, – на то, насколько нужен подарок, на цену, на упаковку, на качество. А если есть несколько подходящих подарков по одинаковой цене? На упаковку и на качество. Яркая, красочная, приятная на ощупь упаковка притягивает покупателя. Если дополнительно выяснится, что товар высшего качества, то лучшего подарка не найти.
Симорон знает потребность своей проекции. Выступая от имени Симорона (а не личности), Я являюсь бездонным резервуаром здоровья, смелости, благодушия, уверенности… Поэтому вопрос о цене отпадает – у Симорона все бесплатно. Качество товара гарантируется. Осталось найти красивую упаковку.
Представьте, что вам подбирают подарок. И дарят именно то, о чем вы мечтали, да в прекрасной упаковке. И если даритель угодил точно в яблочко, удовлетворил ваше самое сокровенное желание, могут ли после этого возникнуть какие-то разногласия между вами? Мир, дружба на все времена.
Заметим, насколько мы падки на красивые упаковки: длинноногая незнакомка, сверкающая иномарка, украшенный торт, с иголочки одетый джентльмен. “По одежке встречают, по уму провожают”. Зачастую красочная упаковка является решающим аргументом тогда, когда мы сталкиваемся с выбором.
Как создаются упаковки для товаров? Над ними работает целый коллектив художников, оформителей, дизайнеров. Но Симорон выполняет все эти функции и может создать самую совершенную обложку, самый красивый фантик. Открывается беспредельный простор для творчества. Симорон не ограничивают ни размер полотна, ни набор красок, ни правила построения рисунка. Симоронскому художнику не нужны кисти, палитра и холст. Он творит в воображении и создает невероятные картины. Они составлены из кусочков второэкранных образов и могут быть как реалистичными, так и с элементами сюрреализма. Авторы этих записок предпочитают необычные картинки, хотя есть симоронисты, придерживающиеся строгого “классического” стиля. Если мы рисуем дерево, то вместо плодов могут свисать бублики или мыльные пузыри, а крона составлена из прокладок “Lybresse invisible”. Русские народные сказки изобилуют такими образами: избушка на курьих ножках, молочные реки с кисельными берегами, Царевна-лягушка. В реалистическом варианте мы могли бы нарисовать дерево с развесистой кроной, могучей корневой системой, мясистыми сочными листьями и т. д
Теперь мы можем завершить акцию благодарения мордоворота Вани:
– Я благодарю тебя, Ванечка, за предупреждение о том, что ты можешь пристать ко мне. И все может закончиться тем, что ты меня изобьешь и отнимешь деньги. И мне придется стать таким, как ты, или придется просить деньги на автобусной остановке, – без денег меня жена домой не пустит. И за то, что предупредил меня об этом, я тебя благодарю и дарю тебе смелость и спокойствие в виде журавля в болотных сапогах, который красит пылесосом забор в зеленый цвет.

Акция благодарения состоит из двух основных частей: монолога благодарения и формирования подарка. Поговорим сначала о формировании подарка. Подарком является излучение (смелость и спокойствие), которое я транслирую своей проекции (мордовороту). Упаковкой подарка является образ, в виде которого я дарю подарок (журавль).
Читателю может быть непонятно, почему журавль, а не что-то другое? Причем здесь пылесос, болотные сапоги, забор?
Предположим, что я провел день на стройке: занимался беспокойными поисками стройматериалов, трудоемким внедрением каких-то проектов. Устав после трудового дня, сваливаюсь в сон “без задних ног”. Мне может присниться коршун, клюющий безвинных птенцов. Другой вариант. Безоблачный день, мне повезло и со стройматериалами, и с людьми, легко принявшими мои проекты. Соответствующий сон: цветы на лужайке, разбившись на пары, , танцуют польку-птичку или водят хоровод.
Образ, возникающий во время благодарения, идентичен образам сновидения, вырастающим из моих приключений наяву. Произнося монолог благодарения, я подхожу к границе, отделяющей явь от сна. И свободно ныряю в сновидческое пространство (см. раздел “Третий экран”).
Если бы я нырнул в это пространство, не отблагодарив сигнал, а “уснув” во время его драматического появления, “сон”, скорее всего, оказался бы печальным. Он ассоциативно продолжал бы разрушительный сюжет моего дня (коршун, клюющий птенцов). Благодарение погашает драматизм, нейтрализует его, и в результате мне “снится” благополучное разрешение ситуации (цветы водят хоровод). Образ цветов, спроецированный мною через первый экран, метафорически показывает, что в повседневной реальности произойдут позитивные изменения. Проблема, с которой я вышел к акции благодарения, разрешится.
Поясним, как создается упаковка подарка. Монолог благодарения начинается от лица личности, а на слове “дарю” происходит отождествление с Симороном. Монолог является трамплином. Разогнавшись с этого трамплина, я отталкиваюсь от него (на слове “в виде”) и перед моим мысленным взором возникает какая-то деталь. Это может быть пятно, точка, полоска, черточка и так далее. Данная деталь моим воображением достаточно быстро оформляется в узнаваемый образ, например в клюв. Дальше я развиваю образ (до журавля), обогащаю его новыми деталями (пылесос), раскрашиваю его, до тех пор, пока не получится законченный образ. Картинка должна нравиться художнику, мурчать ему. Как мурчит Моськин кот, когда его поглаживает рука любимого хозяина.
Упаковка подарка во время благодарения может трансформироваться, и не один раз. Начав с журавля с пылесосом, мы могли бы перескочить на обезьяну с контрабасом. Та, в свою очередь, превратилась бы в пещеру на берегу моря и так далее. Не стоит слишком долго заигрываться, изменяя картинку как в калейдоскопе. Помните, картинка изменяется не сама по себе. Это вы ее рисуете и раскрашиваете.
Если вас отвлекают второэкранные образы, можно зажмуриться. Как говорил Бальзаминов: “Маменька, не включайте свет. В темноте лучше фантазировать”. Если вы испытываете сложности с созданием картинки, то можно стартовать с любого предмета второго экрана. Допустим, ваш взгляд упал на пуговицу. Дальше возможны различные варианты. Пуговица может превратиться: в летающую тарелку, озеро, шайбу и так  далее. После того как построен начальный образ, довольно легко украсить его деталями.
Для того чтобы активизировать воображение, рекомендуется озвучивать процесс рисования. Допустим, я смотрю на стол в углу квартиры и мысленно начинаю его разрисовывать, проговаривая вслух:
– Я рисую на левой половинке стола хрустальный шар. На шаре стоит динозавр. Он стоит в позе Фавна. В правом уголке его рта заводская труба. Он дымит ею. Динозавр жует огромный кусок хозяйственного мыла и облизывается.
Таким образом я нарисовал картину.
Если интенсивно практиковать благодарение, то пауза между монологом благодарения и выработкой картинки будет уменьшаться. Со временем формирование упаковки подарка будет естественно вытекать из благодарственного монолога. Это делается в режиме непрерывности. Вспомним, что трансляция симоронского луча происходит молниеносно, без задержки. Пауза означает, что на пути луча образовалось загрязнение, вносимое личностным экраном. Происходит искажение информации. Работа в режиме непрерывности обеспечивает чистоту выхода в сновидческое пространство, я не успеваю затиснуться в узкие рамки логики.
Мы предпочитаем рисовать нестандартные смешные картинки. Нарисовав журавля, мы поместили его в необычную обстановку. Желательно, чтобы в каждой картинке была своя изюминка. Симоронский настрой – несерьезность, улыбчивость, детскость – позволяет легко, играючи создавать картинки. Кроме визуального канала, можно включать аудиальный и кинестетический. В случае с журавлем, это может быть звук гудящего пылесоса, ощущения вибраций от его работы, запах краски.
Вновь подчеркнем, что я сам рисую этот образ, а не считываю его – я отождествился с Симороном. Если я его считываю, значит, кто-то его нарисовал. А кто его может нарисовать, кроме Симорона?

Поговорим о монологе благодарения более подробно. Я благодарю сигнал за то, что он предупреждает о возможном ухудшении ситуации, о возможном переходе в следующие стадии сигнализации. Напомним, что когда я увидел мордоворота, то в воображении мгновенно прокрутился фильм ужасов под названием “Как меня обобрали” или “Как меня покалечили”. Во время монолога благодарения я честно озвучиваю этот фильм, точнее, его сценарий, последовательно проходя все стадии сигнализации, вплоть до печального финала. От этого трагического конца я и испытываю страх.
Так как симоронисты народ веселый, то в монологе благодарения финальная сцена доводится до гротеска. Намеренно сгущаются краски до такой степени, что невозможно оставаться серьезным. Особенно, если вспомнить, что послужило толчком для создания фильма. Наиболее впечатляющи монологи благодарения, посвященные сигналу первой или второй стадии сигнализации.
Вспомним, как происходило развитие сигнала во время сна Федора – плавания по Крямже. Первая стадия – обрывок разговора о неурожае клюквы на дальнем болоте. Вторая стадия – трапеза, нарушенная свистом Дундусы. Третья стадия – кража сабли. Четвертая стадия – кораблекрушение и болезнь. Приведем монолог благодарения, который мог произнести Федор, проплывая под мостом.
– Я благодарю вас, мужики, за предупреждение о том, что благополучное плавание находится под угрозой. Возможен неурожай картошки и зерновых. В связи с этим может возникнуть голод. В лесах могут появиться бандитские формирования, которые начнут грабить водных туристов. И я могу быть раздет до нитки и подвешен за ногу к высокой сосне…
Вследствие благодарения Федин сон изменился бы, что немедленно проявилось бы на втором экране. Феде пришла бы подсказка, как ему поступить. Это могла быть пролетевшая ворона, указавшая нужное направление, или пронзительный крик совы, или листик, упавший с дерева… А так нашему герою пришлось разбираться с чертями наяву. И разрешив проблему проекций на втором экране, Федя нашел выход и для себя.
Сигнал может предупреждать, что я стану похож на проекцию, перетащу на себя ее проблемы. Больного я благодарю за предупреждение, что могу заболеть, а нищего – за то, что могу обнищать. Если в троллейбусе ругаются, то я благодарю за предупреждение, что я могу с кем-нибудь поругаться, а впоследствии стать скандалистом. Если баба Мотря рассказывает, что по телевизору сообщили об аварии, то она предупреждает, что и я могу попасть в аварию.

Если акция благодарения проделана с воодушевлением, на одном дыхании, то последствия не заставят себя ждать. Благодаря творческому возобновлению связи с Симороном (создание монолога благодарения и упаковки подарка) страх перед мордоворотом исчезнет. А если, вследствие инерции мышления, страх вернется вновь, то достаточно вспомнить упаковку подарка. При этом монолог благодарения можно повторно не произносить, ибо я уже понял, о чем Ваня меня предупреждает. Другими словами, при появлении страха перед Ваней нужно детально воспроизводить журавля до тех пор, пока не будет найден выход. Возможные исходы благодарения перечислены выше, а на самом деле их бесконечноемножество, хотя мозг, действуя по шаблону, демонстрирует две или три возможности.
Если мне надоел неизменный образ подарка, то я могу развивать картинку, обогащая ее новыми деталями. К примеру, журавль мог на зеленом заборе начертать лозунг: “Крепись, Маруся!”
Мы не случайно дали мордовороту имя Иван. Симоронцы условились называть все сигналы обобщенным именем: Ваня, Ванечка. Это удобно при работе с внутриличностными сигналами: болями, страхами, дискомфортом, неуверенностью, когда на втором экране нет сигнализатора, то есть объекта второго экрана, послужившего мне препятствием (в нашем примере – мордоворот). Одна симоронистка не вынесла ущемления женских прав и предложила называть сигнал Маней. Читатель может сам придумать подходящее имя для сигнала, хоть Африкан Нурмухамедович.
В результате благодарения негармоничный сигнал преображается в сигнал успеха. Сюжет подобного превращения неизменно присутствует в русских сказках – Иванушка-дурачок, пройдя трудные испытания, становится Иваном-царевичем.
Подведем краткий итог. Я пропустил зарождающийся сигнал, самый первый, дальний, не успел сказать ему ПВБ. Он уже привлек мое внимание, я вышел из состояния парения и включился в навязанную мне игру. И если я не отблагодарю вовремя возникшее препятствие, не выдам ему то, на что оно покушается, то препятствие может войти в мое личностное окружение (третья стадия сигнализации), может возникнуть сигнальный вихрь. Работу с сигналами третьей стадии мы разберем чуть позже в разделах о переименовании.
Я произношу монолог благодарения (не обязательно вслух), в котором благодарю препятствие во внешней среде за предупреждение о том, что я совершил ошибку и двинулся не в том направлении. Дарю сигналу подарок в красивой упаковке – оригинальную воображаемую картинку. Каждый раз, когда сигнал напоминает о себе, я воспроизвожу упаковку подарка. В результате акции благодарения открывается просвет в череде препятствий, открывается выход, который я не видел, пока работал с препятствием по принципу Дон-Кихота. Благородный рыцарь должен был обязательно убедить мельницу в том, что она его оппонент, и сразиться с ней на равных.

КУРС НАЧИНАЮЩЕГО ВОЛШЕБНИКА
Вадим ГУРАНГОВ и Владимир ДОЛОХОВ


Tags: жизнь, позитив, симорон
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments