Ринат (rinat70) wrote,
Ринат
rinat70

Симоронские принципы работы с сигналами

– Воин недоступен. Он никогда не стоит посреди дороги, ожидая, пока что-нибудь его пришибет. Он сводит к минимуму возможность возникновения непредвиденных ситуаций. Того, что люди называют случайностями, почти всегда можно легко избежать. Обычно такие вещи происходят с дураками, вся жизнь которых – сплошное разгильдяйство.
– Но ведь невозможно двадцать четыре часа в сутки думать и жить стратегически, – сказал я. – Представь, например, что кто-то поджидает тебя с мощной винтовкой…
– Если кто-нибудь будет ждать меня, вооружившись мощной винтовкой с оптическим прицелом, то меня просто там не окажется.
К. Кастанеда. Отдельная реальность

На начальной стадии системы Симорон изучаются простейшие способы коррекции внешней среды как зеркала, отражающего меня – личность. Если я корректирую то, что находится вне меня, то, само собой разумеется, что я исправляю себя. Если я вижу вне себя болезнь, это как бы укрупненное изображение того, что гнездится во мне. Потому что породить болезнь мог только я, протранслировав ее на второй экран, пропустив ее через несовершенную дырочку. Я в себе, быть может, не заметил эту болезнь, так как она едва зарождается. Я еще не знаю, что мне предстоят радости, но я вижу, как кто-то радуется. Стало быть, во мне зарождается радость, и второй экран сообщает об этом.
Картины на втором экране для меня как для личности являются предупреждающими сигналами о том, что может со мною случиться через некоторое время. Глядя на них, я заблаговременно распознаю, что меня ожидает через минуту, через секунду. Я работаю с картинами на втором экране, порожденными мною, как с предупреждающими сигналами. Это одно из наиболее существенных наблюдений симоронской школы.
Видя вне себя болезнь, изменяя ее на здоровье, я профилактически работаю с собой, корректирую и меняю себя, устраняю возможность собственного заболевания. Симоронист не занимается своей личностью, он занимается собою исключительно в своих проекциях, в отражении на внешнем экране.
Сигналы могут быть и положительными, свидетельствующими о том, что я угоден природе, что я гармоничен. Тогда – это сигналы удачи, сигналы поддержки. Что бы я ни делал, мне везет, я вижу вне себя успех, радость. Это значит, что я гармоничен сам, что дырочки на внутреннем шаре не закупорены, и я через них излучаю природную силу. Это и есть состояние парения. Если сигналы говорят о противоположном, то я себя закрыл, поставил пробки личной заинтересованности, и моя задача заключается в том, чтобы вытащить эти пробки, корректируя вне себя внешнюю среду. Высшее наслаждение для симоронавта – это отсутствие себя полностью и наблюдение себя исключительно во внешних проявлениях. Когда я творю жизнь, у меня не возникает никакой мысли, никакой эмоции или ощущения, потому что я весь распространен вне себя.

Если передо мной появилась деструктивная проекция, то я закрыл какие-то дырочки на первом экране. Значит, оставил часть симоронского излучения внутри шара, а на втором экране образовался дефицит этого излучения. Моя задача – протранслировать луч на второй экран и именно той проекции, которая сейчас передо мной. Как это сделать? Я пытаюсь понять, чего недостает моей проекции. Ей недостает того, чего она пытается лишить меня как личности. Какие ценности есть у личности, если убрать второй экран? То есть если убрать объекты материального мира? В системе Симорон считается, что у личности существуют четыре основные ценности: здоровье, смелость или спокойствие, душевный комфорт (эмоциональное равновесие), уверенность*.
Если я попытаюсь удовлетворить проекцию обычными человеческими способами, то она предъявит мне громадный список объектов второго экрана, которые хочет иметь. А на первом экране список сокращается до четырех позиций. Когда я удовлетворю истинные требования проекции на первом экране, я осуществлю ее запросы и на втором.
Догадаться, чего от меня хочет проекция, не всегда просто. Вор забрался в квартиру, намеревается унести все мои сбережения. Отдать их ему с легкой душой? Но разве он покушается на них? Нет, на первом экране меня собираются лишить уверенности в себе, в будущем. Собственно, в этом нуждается злоумышленник, аккурат это ему и следует вручить. Бюрократ терзает меня из-за отсутствия каких-то бумажек. Чего ему не хватает? Благодушия, спокойствия. Проекция может покушаться сразу на несколько ценностей личности. Попытка изнасилования. Дать на истерзание собственное тело? Но в этом ли потребность насильника? У меня хотят забрать спокойствие, душевный комфорт, уверенность, а может быть, и здоровье. Если я не удовлетворю свою проекцию, она появится вновь под другой маской.

Сформулируем следующий фундаментальный принцип системы Симорон. В любой проекции (даже самой разрушительной) всегда находится элемент созидания, зернышко, из которого можно вырастить могучее дерево. В каждом разрушительном явлении, с которым я сталкиваюсь, можно найти искру надежды, положительный элемент в нем самом, потому что эта искра создана мною, Симороном. Разрушая, я одновременно заложил там искорку возрождения, восстановления. Если я нахожу эту искорку вне себя, я раздуваю ее и автоматически включаю в себе прибор трансляции жизненности. В результате я помогу и самому себе.
В даосском знаке Инь-Ян две рыбки, черная и белая, сплелись друг с другом. В белой рыбке – черный глазик, а в черной рыбке – белый. В каждой бочке меда есть ложка дегтя, и в каждой бочке дегтя есть ложка меда. Симоронист старается найти везде светлый глазик, старается поддержать в своих проекциях самое лучшее, что в них есть, утверждает, укрепляет их природную силу.
Неурядицы – это результат принятия на себя красок объекта, раскрашивания себя под него, присоединения к нему как к хозяину. Для избавления от неурядиц предлагается принципиально иной подход. Мы не исправляем недостатки, не искореняем беды, а находим везде и во всем элементы здоровья, силы, радости и утверждаем их. Тогда зло, горе уходит само по себе. Это основополагающий принцип всех симоронских технологий. Симоронист не диагностирует, не засоряет внимание бедами, а сразу находит во всем элемент созидательности и утверждает его. Диагностика используется лишь на этапе обучения.

Мы выяснили, что временные границы являются упаковками Симорона. Поэтому для Симорона нет ни прошлого, ни будущего, а есть только настоящий момент:

Призрачно все в этом мире бушующем,
Есть только миг, – за него и держись.
Есть только миг между прошлым и будущим,
Именно он называется жизнь.

Здесь будет уместно образное сравнение. Мы нашариваем в темноте тумблер, нажимаем его – загорается лампочка. Свет от источника мгновенно распространяется по всей комнате. Все предметы, находящиеся в ней, оказываются освещенными. Заметьте, свет не задерживается в маленьком объеме, каковым является лампа, он заполняет все пространство.
Подобным образом, в результате симоронской акции включается мощнейший источник животворящего излучения. И свет Симорона, вспыхнувший в одном-единственном кадре, не остается внутри этого кадра, а растекается по всей жизненной киноленте. Вся последовательность кадров озаряется новыми, яркими красками, преображается этим светом. Неважно, на каком участке киноленты – в прошлом, настоящем или будущем включится освещение. Напомним, что кинолента – иллюзорна, голографична, реален же источник света, который и спроецировал все эти картины.
Корректируя один кадр, симоронист автоматически влияет сразу на всю киноленту жизни. Работая с разрушительным событием прошлого, привнося в него симоронское излучение, я осветляю все предыдущие и последующие негативные события, вплоть до настоящего момента. И в настоящем начинаю движение по обновленной траектории, гармонично выстраиваю будущие отношения с миром. И наоборот, работая с сигналом, который сейчас находится передо мной, я изменяю и прошлое, и будущее, наполняю всю киноленту новым позитивным содержанием.
Абсолютно несущественно, какой эпизод моей жизни послужил тумблером, взлетной площадкой для перехода в состояние парения. Важно то, что мне удалось попасть в поток, ощутить ликующее, вдохновенное чувство полета – миг между прошлым и будущим.
Такой подход коренным образом отличается от традиционных представлений, в частности, от модной ныне теории кармы. Красивый кармический театр впечатляет драматизмом. Идея кармы подразумевает тяжкий груз грехов и проступков, совершенных в прошлом. И избавиться от них можно лишь путем покаяния, раскаяния, страдания, искупая былые ошибки в течение жизни (или многих жизней). Приняв одно время идею кармы, авторы долго терзались вопросом: как отныне жить со всем этим грузом?! На самом деле, мы сами взваливаем этот груз на свои плечи, разделив идею кармы, которая, как и любая другая идея, является коллективной галлюцинацией, иллюзией.
Полностью избавиться от игры в причинно-следственный театр достаточно сложно – настолько она впиталась в личность. Но, если относиться к идее кармы легко, с юмором, то искупление кармы происходит гораздо быстрее и без страданий. Можно отрабатывать карму целую жизнь (или много жизней), а можно попытаться это сделать в течение месяцев, дней, часов, минут. Можно весело подмигнуть, забавно подпрыгнуть – и тысячелетней кармы как не бывало. Отношение симоронцев к этому вопросу выражают поговорки: “Держи карму шире”, “Своя карма ближе к телу”.
Как удержаться “в этом мире бушующем” на орбите парения? Прежде всего, не ставя перед собой таковую цель! Ибо ожидание результата – это планирование, ориентация на пункт приезда, то есть заведомый уход с орбиты парения. Это всегда проект, ибо, сколько бы мы не обманывали себя, но мы ждем чего-то определенного. И пытаемся втиснуть бесконечное разнообразие возможных исходов в прокрустово ложе планов. Когда мы не планируем ни конкретный результат, ни время его достижения (не ограничиваем творчество природы), то возможный исход часто превосходит наши самые смелые расчеты.
В Симороне принята шуточная универсальная количественная мера – “магическое” число 27. На вопрос: когда мне ожидать благополучный исход? – симоронист ответит: через 27. Причем никогда не уточняется, в каких единицах дается ответ.

СТАДИИ СИГНАЛИЗАЦИИ

Беда не приходит одна.
Народная мудрость

В поисках принцессы Федор забрел в дремучий лес и вышел на чуть заметную тропинку, которая привела его к огромному замшелому валуну. Сквозь мох и плесень Федор едва различил надпись: “Налево пойдешь – голову потеряешь, прямо пойдешь – попадешь к Кощею, направо пойдешь – сгинешь без следа в виртуальной реальности!” Сел Федя на землю и крепко задумался. И не заметил, как оказалась перед ним древняя старушка Дундуса.
– Что пригорюнился, добрый молодец, что голову повесил?
– Не мешай думать мне, старая. И без тебя тошно.
– Невежливо ты, Федор, со старшими разговариваешь.
– Пошла вон, бабка!
– Смотри, Федя, пожалеешь, – молвила бабуля и медленно растаяла.
Было поздно. Усталость навалилась на Федю, и сморил его сон. Во сне Федя плыл на байдарке по бурной речке Крямже. Проплывая под мостом через Крямжу, он услышал обрывок разговора:
– В этом году на Варгунских болотах не уродилась клюква.
«Какое мне дело до Варгунских болот», – пронеслось в Фединой голове.
Захотелось Феде поесть. Он причалил к обрывистому берегу, развел костерок и сварил душистую уху из щуки. Перед ушицей Федя выпил из фляжки домашней наливочки. Неожиданно он вздрогнул от резкого свиста. Глянул Федя на противоположный берег и ахнул. Там свистела и отчаянно махала руками все та же Дундуса.
– Чего тебе, бабка?
– Перевези меня на другой берег, голубчик.
– Некогда мне. За принцессой плыву.
– Да мне бы просто покурить с тобой.
– Я, бабуля, веду здоровый образ жизни. Не курю.
И поплыл Федор дальше. Какое-то время он размышлял: «И чего не помог старухе? Небось скучно одной в дремучих лесах. Ладно, пусть сама себя развлекает».
А ночью, когда он спал сладким сном, у Федора украли именную саблю “За победу над Змеем Горынычем”.
– Одни воры кругом. Бардак в губерниях, – долго возмущался крестьянский сын. – В следующий раз заночую подальше от деревни, – утешал себя Федор, но так и не смог успокоиться.
Разгоряченный Федор утратил бдительность и не заметил корягу, затаившуюся в водорослях. На полном ходу лодка напоролась на корягу и перевернулась. Федору с трудом удалось выбраться на берег. У него осталась одна дырявая байдарка. Все остальные вещи унесло быстрым течением. Федор долго лязгал зубами и не мог согреться, так как спички были мокрые, а зажигалок в то время еще не изобрели. Начинался жар, и все тело трясло. “Пришла беда – отворяй ворота! А что делать, всем сейчас тяжело”,– успел подумать Федор и потерял сознание.

В Симороне принято считать, что существуют четыре стадии сигнализации, соответствующие четырем слоям упаковок Симорона. Первая стадия – это дальние сигналы, нарушающие безоблачность моего существования. Они едва зарождаются во мне, проходят все слои второго экрана и оказываются заметными на самом дальнем участке. Вторая стадия – сигналы, приближающиеся ко мне, окололичностные. Третья стадия – близкие личностные сигналы. Четвертая стадия сигнализации – внутриличностные сигналы.
Внутриличностные сигналы – это мои болезни, страхи, печали, сомнения.
Личностные сигналы охватывают объекты, которые мне принадлежат. Я сам приблизил, приручил эти объекты, взял на себя обязательство обслуживать их по самым высоким меркам. Моя задача – непрестанно транслировать в их сторону чистое симоронское излучение. И стоит мне об этом забыть, как в личностном слое немедленно поднимается бунт: предметы ломаются, телевизор барахлит, утюг перегорает, кошка заболела, растение загнивает, родственники ссорятся. Здесь сигналы красноречиво барабанят меня вовсю, и отступать некуда.
Окололичностные сигналы возникают реже, они не требуют такого внимания, как личностные. Холодильник в магазине не работает, но я не буду им заниматься так, как занимаюсь собственным. Мера моего участия будет различна в зависимости от того, на какой стадии я наблюдаю сигналы.
Дальний сигнал малозаметен, опеки вроде бы не требует, и создается иллюзорное ощущение абсолютной отстраненности от него. Но объекты, расположенные в этом слое, созданы мною, они – мои проекции. Забыв об этом, человек упускает чрезвычайно редкие дальние сигналы, из-за чего вскоре и страдает, потому что они наступают на него и захлестывают.
Если я контролирую все четыре слоя, проблем ни на втором, ни на первом экранах не возникает. Но вот, как бы незаметно для себя, я создал помеху, внес соринку в личностную первоэкранную картину. На пути следования симоронского луча появится увеличивающееся пятно. Достигнув границы второго экрана, пятно станет настолько заметным, что только отпетый лентяй его не зафиксирует.
Несколько примеров. Нулевая стадия – абсолютная успешность, все хорошо, у меня чудесное настроение и ничего меня не отвлекает. Наружные сигналы подтверждают мое успешное продвижение: вовремя пришел троллейбус, в нем нашлось место для сидения, много света и можно почитать книгу. Все выглядят преуспевающими, как и я, никто не бранится, никто никого не задерживает. Я парю, пусть даже это длится всего минуту.
Посмотрим, как развиваются сигналы в привычной обстановке. Я шел по улице на важную встречу и случайно бросил взгляд на витрину магазина, заметил вещь и на секунду остановился, отвлекся. Это – первая стадия. Я получил предупреждающий сигнал в виде витрины, мне не нужно было останавливаться. Вторая стадия – нужный мне автобус отошел на две секунды раньше, чем я к нему приблизился. Третья стадия – я опоздал на деловое свидание, и выгодная сделка сорвалась. Четвертая стадия – я расстроился, у меня разболелись голова, сердце, желудок. Сигнал вошел в меня, упущенный мною в самом начале. Безобидное предупреждение в виде витрины привело, в конечном счете, к неприятностям и болезни.
Следующий пример. Я сидел в ресторане, и с аппетитом уплетал салат. Все вокруг лучезарно, радостно. Первый сигнал – издали донесся негромкий звук, вроде бы что-то упало. Я отвлекся и подумал: “Что там могло упасть?”. И все – коготок увяз, птичке пропасть. Вторая стадия – пока я прислушивался, подошедший незаметно для меня официант поставил передо мной заказанную тарелку с супом. Третья стадия – не зная, что на столе уже стоит тарелка, я положил руки прямо в нее. Четвертая стадия – тарелка опрокинулась на меня, залила одежду горячей жирной жидкостью.
В этих примерах просматривается одна модель поведения – отвлекшись, попал на приманку сигнала первой стадии. Не заметил, не принял всерьез его предупреждения о будущих неприятностях, которые со мной могут произойти. Обратите внимание: я уже не иду на встречу, а смотрю на витрину; я уже не ем в ресторане, а слушаю, что там стучит. Я вытеснил случайной информацией прежнюю программу поведения. Но все-таки, спохватившись и вспомнив о ней, я пытаюсь вернуться назад. Другое дело, что я уже не попадаю на тот поезд, который нес меня к цели. Поезд ушел, события развиваются по другому, драматическому сценарию.
Так работает один тип упущенных мною сигналов. Но эти события могут развиваться значительно драматичнее. Если я соблазняюсь отвлекающим сигналом, то могу пойти по его траектории, даже не думая о возвращении к прежнему пути, начисто вычеркнув этот путь из памяти. И это довольно типичное явление. Когда я засмотрелся на витрину, то на встречу все-таки пришел, хотя делового партнера не застал. Когда сидел в ресторане, испачкался, но что-то съел – ресторан я не покинул.
А вот примеры того, как я полностью ухожу со своей траектории и оказываюсь вообще неизвестно где. Я сидел с семьей, мы смотрели телевизор, наслаждались фильмом. Первый сигнал – реклама фантастически целебного препарата, который меня жутко заинтересовал. Я бросился искать бумагу, ручку, чтобы записать информацию. Вторая стадия – поскольку я никогда не имел дело с ручками, ибо я слесарь-водопроводчик, я долго искал, перевернул все и не смог найти ручку. Третья стадия – я набросился на жену с претензиями, что всегда она все прячет, в доме беспорядок. Четвертая стадия – жена ответила мне соответственно, я схватил чемодан и ушел к маме.
Другой пример. Я лежал на берегу реки, сочинял стихи. Первый сигнал – кто-то поблизости включил магнитофон, зазвучала музыка. Вторая стадия – я попытался заткнуть уши, как-то перестроиться. Не помогло. Третья стадия – я двинулся энергично в направлении музыки и увидел идущего навстречу приятеля. Хотя он вроде бы никакого отношения к данной музыке не имеет, я придрался к нему. Обвинил приятеля в том, что после его недавнего визита в наш дом пропали золотые кольца. Четвертая стадия – приятель нокаутировал меня в свое удовольствие.
Началось с того, что смотрел телевизор, кончилось тем, что ушел к маме. Началось с того, что я на берегу реки сочинял стихи, закончилось тем, что приятель меня нокаутировал. Какая связь? События развиваются по сценарию, где никакой, казалось бы, логической связи нет. Попытайтесь вспомнить начало, если дошли до четвертой стадии. Попробуйте подойти к тому, кто уходит с чемоданом к маме и сказать ему: “Послушай, по телевизору продолжается прекрасный, замечательный фильм”. Он даже не поймет, о чем вы говорите. Какой фильм? Нокаутированный человек лежит весь в синяках, а вы подходите и спрашиваете:
– Это не твои стихи: “Она сидела на помойном баке, и две огромные собаки…”?
Он посмотрит на вас, как на умалишенного.
Эти схемы работают во всех наших жизненных приключениях. Как примитивные трехкопеечные автоматы, мы подчиняемся типовым правилам игры, которые действуют во всех случаях жизни. И когда человек начинает понимать и отслеживать в собственной жизни эти простейшие схемы, которыми он руководствуется, то чаще всего поражается шаблонности своих действий.
В обоих вариантах важным для меня является самый первый сигнал, отвлекающий от моего маршрута, предупреждающий о возможности дальнейших разрушительных событий. И тот, кто научится замечать первый, дальний сигнал и работать с ним, может считать себя профессиональным волшебником экстракласса.
Если я пропустил сигнал, что с ним произойдет? Он будет повторяться, приближаться ко мне, и на каждом витке будет выглядеть все крупнее. Я не заметил, как вник в содержание сообщения, примерил на себя его упаковку, присоединился к нему своим интересом, и возникает водоворот – сигнальный вихрь.
Приходилось ли вам, забивая гвоздь и ударив себя молотком по пальцу, ударять по тому же пальцу опять? Знакома ли вам такая ситуация: женщина развелась с выпивающим мужем, вышла замуж за другого, а он оказался алкоголиком или наркоманом? Это примеры вихревых сигналов, которые характеризует повтор, укрупнение, приближение ситуации.
Один уважаемый человек умудрялся на все свои брюки во время еды ронять либо картофелину, либо кусок жирного мяса, либо что-то другое. И именно на левую штанину. У него на всех брюках, на левых штанинах были повторяющиеся сигналы.
Можно привести много примеров повторяющихся сигналов. Но мы чаще всего не улавливаем, что сигнал не изменился, или автоматически фиксируем его, не анализируя. Сигнал выглядит несколько иначе, и мы его не узнаем. Через минуту, через день, через месяц, через год снова появляется он, но зовут его не Ваня, а Таня, и он не в брюках, а в чадре. Он не в троллейбусе, а на осле.
Возникает ощущение водоворота. Как белка в колесе мы движемся, не в силах выбраться из кутерьмы обстоятельств, потому что попали в водоворот, в цикл, в вихревую сигнальную ситуацию. Если информация второго экрана игнорируется и дальше, то вихрь может перейти в смерч, из которого выбираются единицы.



КУРС НАЧИНАЮЩЕГО ВОЛШЕБНИКА
Вадим ГУРАНГОВ и Владимир ДОЛОХОВ


Tags: жизнь, позитив, симорон
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments